Материалов на сайте: 259

Русские сезоны в Париже

В 1898 году в Санкт-Петербурге появилось художественное объединение «Мир искусства», в которое вошли многие видные художники того времени. Представители этого объединения выдвинули лозунг «чистого искусства», они считали, что искусство должно представлять жизнь в преображенном виде.

«Мирискусники» отвергали академизм, сковывавший творческую фантазию художника, и не желали следовать традициям передвижников, изображавших повседневную жизнь, социальные конфликты, обличавших общественные пороки.

Художники «Мира искусства» создавали произведения, наполненные полусказочными образами, возвращавшие зрителя в далекое прошлое. Их работы отличались утонченной декоративностью, стилизацией, изящной орнаментальностью.

«Мир искусства», куда входили А. Н. Бенуа, Л. С. Бакст, К. А. Сомов, И. Я. Билибин, Н. К. Рерих и другие художники, оказал огромное влияние на живопись, книжную графику, театральные костюмы и декорации. Впоследствии многие художники этого объединения готовили спектакли для зарубежных гастрольных выступлений русской оперы и балета, получивших название «Русских сезонов».

Гастроли, организованные известным театральным и художественным деятелем С. П. Дягилевым, проходили в Париже, Лондоне, позднее русский балет Дягилева выступал и в Америке.

Знакомство парижан с искусством России началось в 1908 году с выставки «Два века русской живописи и скульптуры», организованной С. П. Дягилевым. Париж увидел древние иконы, портреты Левицкого и Кипренского, Сомова и Судейкина. В том же году прошла замечательная постановка оперы Мусоргского «Борис Годунов» с Ф. И. Шаляпиным в роли Годунова.

Эскизы декораций были выполнены А.Я.Головиным, К.Ф.Юоном, А.Н.Бенуа, а костюмов И.Я.Билибиным. Роскошные билибинские костюмы, пошитые в основном из старинной парчи, отличались почти музейной подлинностью. Но наибольшую славу «Русским сезонам» принесли балетные постановки. Балетная труппа, созданная Дягилевым, объединила лучших композиторов, балетмейстеров, артистов, художников — настоящую национальную гордость России.

И может быть, наиболее русским спектаклем этих сезонов стал балет «Весна священная», музыку к которому написал И. Ф. Стравинский. О первой постановке писали как о «полностью глубоко языческой и русской».

Не удивительно, ведь декорации и эскизы костюмов к балету были выполнены Н. К. Рерихом, которого Бенуа называл «самым русским художником». Он хорошо знал дохристианскую Русь, быт, танцы и костюмы древних славян. Рерих стал и основным автором балетного либретто. Для декораций были выбраны пейзажные сюжеты, возможно, потому, что природа менее, чем человек, подвластна изменениям, да и в названии, так же как в музыке и в самой постановке, звучала основная тема — ежегодное вселенское обновление земли.

Эти декорации были вневременные, а костюмы, наоборот, непривычно для балетного спектакля натуралистические — обытовленные. Рерих тщательно воссоздал подробности славянской одежды —яркое узорочье мужских рубах и украшенные вышивкой наряды девушек-щеголих. Как ни странно, но мужской костюм не очень изменился с древних времен.

Та же подпоясанная рубаха, штаны, лапти, на голове шапка. Костюмы балета были не только этнографически точны, но и, учитывая ритуальный характер действия, разворачивающегося на сцене, и несложность движений артистов, прекрасно подходили для танцев «Весны священной». Стравинский отмечал, что костюмы Рериха, настолько же точно соответствуют историческим, насколько удовлетворительны сценически.

Очень интересно узнавать реальные детали народных костюмов в этих эскизах. Так, головной убор щеголихи похож на перевязку—девичий головной убор в виде обруча из бересты, обтянутый парчой, шелком или кумачом. В XVI—XVII веках его называли челом или челкой.

А лапти полностью соответствовали настоящим. Эту обувь из коры липы, ивы или березы носили крестьяне по всей территории России. В северных губерниях эти лапти считались только будничной обувью, в центральных и южных губерниях они могли быть и праздничными.

Нарядные женские лапти украшались тесьмой, бисером. Иногда при плетении брали окрашенное в красный цвет лыко (полоска коры), которое красиво смотрелось рядом с ленточками лыка естественного цвета. В такие лапти обут один из персонажей балета. Праздничные лапти подвязывались черными или красными оборами (длинными шнурами), которые подчеркивали белизну онуч. Онуча — это кусок материи из грубого белого холста, которым обертывали ноги. Контрастно и ярко смотрятся оборы на белых онучах в рериховских костюмах.

Мужские костюмы дополняют высокие островерхие шапки с меховой опушкой.

Все эти детали воссозданы бережно, с любовью и пониманием старинного славянского костюма. Рерих, прекрасно знавший народное искусство и работу древнего мастера, писал: «Мы ощущаем в изделиях его не грубость и неотесанность, а тонкую ювелирность».

Совсем иной, более сказочный характер у эскизов костюмов, разработанных Л. С. Бакстом к другому балету Стравинского —«Жар-птице». Орнамент парчовой одежды Ивана-царевича похож на узоры, украшающие титульный лист «Сказки о царе Салтане...» работы И.Я.Билибина.

Может быть, оба художника взяли этот рисунок с действительно существовавшей когда-то драгоценной ткани, привезенной из-за моря. На Иване-царевиче надет кафтан с широкой выемкой ворота, из-под которого видна нарядная рубаха.

У кафтана красивый силуэт, широкий в плечах, узкий в талии, с расширяющимися короткими полами и сужающимися к запястью рукавами. Такую одежду мог носить не только сказочный, но и настоящий царевич или молодой боярин или в допетровское время.

А вот Жар-птица в фантастическом эскизе Бакста напоминает сказочную птицу Сирина или Алконоста со старинных лубочных картинок. Плечи Жар-птицы подняты, как крылья Сирина, косы, похожие на коромысло, как будто резко вырастают прямо из головы, украшенной замысловато-причудливым головным убором. Она вся в стремительном движении, а упругость этого движения еще более подчеркивается не то перьями, не то огнем, вьющимся около ног.

Сам костюм Жар-птицы золотисто-огненный, сплошь затканный узорами, к которым очень подходят такие старые названия, как красивья или вычуры. Страшной и одновременно прекрасной кажется эта птица-человек, чье перо может принести не только счастье, но и беду.

«Русские сезоны» произвели в Европе настоящую сенсацию. Время их наивысшего расцвета, своеобразный золотой век, пришлось на 1909—1914 годы. Они открыли перед зарубежной публикой новые, до того неизвестные истоки русской национальной культуры, продемонстрировали ее богатство и яркое своеобразие.

Не отсюда ли берут начало мотивы старинного русского костюма, которые время от времени вдруг проявляются в различных образцах высокой европейской моды?

Источник: Андреева А. Ю. Русский народный костюм

Просмотров: 7764


Наверх


Закон Хеблока
Если товар хорош, его перестают выпускать.



Rambler's Top100

Уважаемые веб-мастера, при копировании материалов, пожалуйста, ставьте ссылку на Costumehistory.ru

Главная| Первобытный костюм| Древний Египет| Древний Восток| Древняя Греция| Древний Рим| Византия| Средневековье| Возрождение| Костюм 17 века| Костюм 18 века| Костюм 19 века| Костюм 20 века| Русский костюм| Костюмы народов мира| Театральный костюм

Costumehistory.ru. 2008-2014, Дмитрий Науменко, psychologovnet@yandex.ru  | Карта сайта